Кирибати

Краткая информация о Кирибати

Баирики, расположенный на одноименном острове в составе атолла Тарава. / Столица
Австралийский доллар (A$, Aud), равный 100 центам. / Валюта
английский, но все население говорит также на тонгаруанском (и-кирибати) языке / Язык

Достопримечательности, экскурсии:

Обычаи и традиции Кирибати

Большинство жителей Кирибати все еще живет в домах, построенных по тому же принципу, что строили 600-700 лет назад, все еще говорит на своем древнем языке, использует многовековые навыки лова рыбы, постройки каноэ, приготовления пищи, поет древние песни и танцует те же танцы, что танцевали их пращуры. Деревенская жизнь на любом из атоллов, несмотря на туристов, парусный спорт, христианство и долгое британское владычество, сохранили присущие этому гордому народу традиции и обычаи. И тем не менее, в последнее время страна все более и более поворачивается к западной цивилизации, принимая не только внешние атрибуты и организации, но и активно встраивается в мировую экономику. Кирибати стоит на распутье и кто знает - сохраниться ли её аутентичность и своеобразие в ближайшее время, или исчезнет под напором безжалостных культур как Старого, так и Нового Света.

Жители островов Гилберта - одни из самых гордых, сдержанных и вежливых в большой семье тихоокеанских народов. Потомки смелых покорителей Великого океана, они навсегда впитали в свою кровь уважение и понимание этого безбрежного водного пространства. Это прекрасные мореходы, до сих пор покрывающие на своих каноэ расстояния в тысячу морских миль только ради того, чтобы повидаться с родственниками, живущими на других островах. Это прекрасные рыбаки, которые владеют такими навыками и приемами, которые были неведомы европейцам. Это очень набожные люди, умеющие совмещать христианские догматы и вековую веру своих предков, до сих пор верящие в колдовство ("табунеа") и духов ("анти"), и особенно трепетно относящиеся к заповедям предков. Многие европейцы считают их крайне ленивыми и неспособными выполнять какую-либо сложную работу. Отчасти это так - заставить выполнить что-то местного жителя попросту невозможно, а различные механические работы они на дух не переносят. Однако стоит поглядеть, как и-кирибати обращаются с каноэ или рыболовными снастями, как мнение о них сразу меняется. Просто островитяне не терпят принуждения и работы из-под палки, а живут по своему внутреннему графику, который совершенно не совпадает с раз и навсегда распланированным распорядком европейцев.

Традиционно, кроме земли, подавляющее число жителей Кирибати имеют в собственности очень немного вещей, буквально самый минимум. К собственности и-кирибати относятся обычно каноэ, оружие, топор, посуда, противомоскитная сеть, циновки и... и все! Зато земля считается высшей ценностью, дарованной человеку. Согласно местным традициям земля не может быть отдана, продана или подарена другому человеку, она просто не может принадлежать тому, у кого нет дарованного предками или богами права на неё. Поэтому, как считают, здесь всегда были редки войны и междоусобицы, никогда не могли возникнуть коллективные хозяйства и большие поселения. До сих пор всякие операции с землей запрещены местной юридической системой, лишь тяжкие преступления перед всей общиной могут караться отторжением земли. Землю можно только передать по наследству, и то только близкому родственнику. А вот здания и сооружения не имеют почти никакой цены - они быстро приходят в упадок и так же быстро восстанавливаются.

Клан ("уту") - основа местного общества. Люди каждой деревни ("каинга") считали и считают всех членов "уту" своими братьями и сестрами. Глава семьи или старейшина - самый уважаемый член общества, его "руководитель" и хранитель традиций. Настоящих вождей здесь никогда не было и нет до сих пор - согласно местным традициям ни один человек не может навязывать свою волю и свое мнение другому, чем бы это не объяснялось. Обычно лидерство в поселении ("кааинга") принадлежит самому старому мужчине, которого зовут "батуа", "атун-те-каинга" (глава поселения) или "те-икаваи" ("старый"). Старейшины ("унимане") руководят всеми крупными начинаниями общины - будь то строительство нового "манеаба" или отселение какой-то семьи на новое место. Они же закладывают первый камень (или в местных условиях - столб) в основание стоящихся зданий ("мвенга" или "текатека"), они отвечают за передачу традиций и навыков молодежи, они же решают спорные вопросы. Наибольшим почетом пользуется самый старый потомок основателя деревни. Старейшина организовывал распределение работ и общее руководство пределах поселения, представлял его в деловых отношениях с другими "каинга" в районе. Он, например, устраивал браки и усыновления, вел переговоры с другими кланами, представлял поселение на встречах и церемониях, и даже мог повести всех жителей на новое место. Он же мог сделать выговор нарушителю местных законов и даже высылать его или ее за пределы общины. Но на этом его власть и кончалась - заставить кого-либо делать что-то вне пределов своих полномочий он не мог. Жена же старейшины руководила женщинами поселения и следила за детьми.

В пределах местного семейства женщина была компаньоном мужчины, а не его рабом. Причем местные жены не занимались ручным трудом, от них всегда требовалось лишь проявлять внимание к домашним делам и немного помогать мужчине. Но помогать мужчинам на рыбалке, строительстве дома или сборе урожая она вовсе не обязана. Зато незамужние женщины рассматривались как ненужные члены общины и часто назывались "никиранроро" ("отходы"). Многобрачие встречалось нечасто, только одна женщина могла считаться женой, однако в доме могли жить сестры жены или главы семьи, вдова брата, многочисленные тетки и двоюродные сестры. Беременные женщины покидают дом мужа и живут практически безвылазно в доме родителей, соблюдая огромное количество табу и ритуалов, чтобы духи не моли нанести вреда будущему ребенку. Высокие требования предъявляются и к потребляемым ею продуктам, с которыми также связано множество табу. Если рождается мальчик, то перерезает пуповину отец или знахарь, а если девочка, то колдунья или повивальная бабка. А само рождение отмечается церемонией "те-каураура", на которой присутствуют все родственники семьи, для чего готовится специальный напиток "кабубу" из стружки плода пандануса.

Развод в местных традициях очень прост, что всегда было причиной конфликтов между островитянами и католической церковью. Обычно его совершают старейшины по взаимному согласию сторон, причем никакие взаимные обвинения разводящихся не одобряются - все должно быть оформлено уважительно и без скандалов. Прелюбодеяние, плохой уход друг за другом или трехлетнюю разлуку супругов считают вполне достаточными причинами для расторжения брака.

Еще одна традиция - усыновление. Местные родителями совершенно бестрепетно передают своего ребенка на воспитание другим членам семейства или друзьям, а взамен усыновляют ребенка из другой семьи. Формально это способствовало налаживанию более тесных связей между кланами и, что в изолированных общинах маленьких островов немаловажно, препятствовала кровосмешению - настоящему бичу местного общества. Приемный ребенок наследовал землю своих приемных родителей как подтверждение акта усыновления и пользовался всеми правами члена принявшего его клана.

Согласно обычаям, старший сын в семье получает наибольшую долю земли, но он же должен заботиться о своих родителях в старости. Пожилые люди обычно живут в семье сына или дочери, имея статус "тибу" (бабушка и дедушка). Долгожители расценивались как угодные духам и окружались еще большим почетом. Процедура распределения земли в наследство называется "те-катаутау" - возможные наследники собираются в доме главы семьи и обходят родительскую землю, в процессе чего им указываются их участки. Нередки и специальные договоренности между родителями, согласно которым дети разделены на две группы, одна из которых наследует землю отца, а другая - землю матери.

Голова для местных жителей священна. "Сделай это, или я буду пороть твою голову!" - так звучит высшее по местным меркам оскорбление. Потребности в фактическом воздействии на голову нет - в таком случае достаточно пригрозить, ибо даже прикосновение к голове другого человека здесь недопустимо. Принимать что-то, пронося мимо головы хозяина чрезвычайно невежливо. Даже дети буквально столбенеют, стоит кому-либо протянуть руки к их голове (можно представить, какой ужас они испытывали в ходе традиционных христианских ритуалов). А прикосновение к голове старейшины - гарантированный скандал.

"Манеаба" или "мванеаба" - общинный молитвенный дом, который обычно строится при основании деревни самым первым. Это прямоугольное в плане здание, опирающееся на высокие столбы и покрытое вместо стен соломенными циновками. "Манеаба" хорошо приспособлен к климату островов, в жару здесь прохладно, а в дождь - сухо. Строит молитвенный дом обычно старейшина, который обязан знать и помнить тысячи ритуалов, ибо сооружение "манеаба" сопровождается здесь уймой табу и обрядов. Сначала возводится каменный столб в центре северной стороны, затем такой же - в южной (стороны несколько отличаются друг от друга), затем возводится крыша и дверь (она обязательно должна быть низкой, чтобы никто не смог войти в здание, не поклонившись), и лишь затем стены облицовываются циновками. Рядом обязательно ставится "военное каноэ" племени, и точно так же, как и каноэ или сама деревня, каждый "манеаба" имеет свое собственное имя, традиции и индивидуальность. Каждая деревня выделяет в "манеаба" специальные места "боти" для духов и предков, к которым относились даже выходцы из этого населенного пункта, проживающие далеко за его пределами.

Обсуждаются здесь обычно самые разнообразные вопросы, касающиеся жизни деревни, начиная с решения каких-то конфликтов и заканчивая распределением урожая. Причем каждое принятое здесь решение выполняется безукоризненно, ибо считается, что при его принятии присутствовали духи, а их обманывать нельзя ("табу"). Внутри "манеаба" действует строгий кодекс этикета. На самом почетном месте сидят старейшины. Гость занимает в "манеаба" то же самое место, что и своем домашнем молитвенном доме (или какое укажут), человек же, ведущий свою родословную от нескольких кланов, должен выбрать свободное место. "Заседания" проводятся по раз и навсегда установленному порядку - один клан объявляет виды на урожай, другой его делит, третий непосредственно распределяет. Также и с другими вопросами - у каждого клана своя роль в обряде. Причем порядок и тщательность церемонии соблюдается свято - любая ошибка или малейшее забвение традиции воспринимается как оскорбление. А само распределение продовольствия проводится с учетом очень строгой системы приоритетов - жители островов чрезвычайно чувствительны в таких вопросах.

Множество верований связано здесь с фрегатами (Fregata) - крупными, но очень легкими морскими птицами отряда веслоногих. На всех островах для них строили и строят специальные платформы "каи-ни-катику", располагая их обычно на террасах возле площадок для соревнований. Есть целый комплекс специальных приемов, позволяющих передвигаться мимо гнездовий фрегатов, не беспокоя их. Женщина не может касаться фрегата ни при каких обстоятельствах.

Время приема пищи очень зависит от различных обрядов и заповедей, но обычно островитяне завтракают между 8.00 и 9.00 утра, после выполнения утренних работ, а ужинают в час заката. При этом в любое время, даже ночью, местные жители могут организовать импровизированный ужин из каких-то продуктов, оставшихся с вечера. Начинают трапезу мужчины, женщины же садятся за стол после них. Старшим мужчинам обычно предоставляется первый выбор блюд. Затем каждый член семейства берет со стола все что хочет, однако внукам доверяют право выбрать что-то для дедушки и угостить его.

Гостю обычно оказывают внимание наравне со старейшинами, и отказаться от приглашения разделить трапезу довольно сложно. Гость, соответственно, должен сначала выбрать какое-то блюдо и предложить его хозяину дома или старейшине. Такую традицию называют "те-таарика", и применяют также к любой ритуальной пище, предлагаемой божествам. Отказ соблюдать "те-таарика", как полагают, относит гостя к категории "мараиа" ("проклятый"). Все участники трапезы после её начала могут свободно выбирать любое блюдо со стола, в любой последовательности. Единственное гастрономическое предпочтение общего характера - принцип "танна", то есть комбинация рыбы и чего-то сладкого, а не зелени или гарнира. Наиболее часто "танна" используется в случае жирной рыбы вроде "рабоно" (глубоководный угорь) или мяса морской свинки. Заканчивается трапеза обычно напитками "камаимаи", "кабубу" или чистой водой.

Хорошие манеры требуют от гостя, чтобы он показывал насыщение независимо от реального количества съеденного. Специальных жестов для этого нет, но очень ценится поглаживание собственного живота с высказываниями вроде "хорошая пища клонит ко сну", "риба" ("не могу больше") или "тибутауа" ("раздулся от еды"). Также к знакам хорошего тона относится обычай дарить что-либо хозяину. Поэтому при любом посещении местного дома рекомендуется взять с собой пару блоков сигарет и небольшие сувениры для других членов семейства.

Очень строгие нормы этикета сопровождают употребление "те-кабубу". В сухом виде этот продукт имеет вид мелкой стружки, и чтобы подать его на стол, его смешивают с водой. Чаша для питья сначала заполняется стружкой наполовину, затем заливается вода так, чтобы её уровень не доходил до краев точно на сантиметр. После того, как смесь в течение нескольких минут настоится, её размешивают кусочком зеленого листа пандануса и пьют первый раз. После опустошения чаши осадок снова заливают водой и процесс повторяется до тех пор, пока на дне не останется ничтожное количество порошка. Только после этого можно совершить традиционный жест удовлетворения "те-тарараке" (голова с открытым ртом отклоняется назад и несколько секунд человек смотрит в небо).

Часто прием гостя ведет вся деревня или община, и тогда ко всем членам группы посылают гонцов, и все они непременно прибудут на "банкет", независимо от того, как далеко находятся и чем занимаются. Каждый принесет с собой какие-то продукты и будет всячески помогать (или мешать) в организации мероприятия. Также могут быть приглашены члены соседних или дружественных кланов, что является высшим знаком уважения к гостю, и тогда мероприятие может затянуться на несколько дней. Также организуются свадьбы и отмечается рождение ребенка, хотя в этом случае столь сложных церемониальных обязательств нет. А вот во всевозможных религиозных мероприятиях различные ритуалы имеют колоссальное значение - каждая "каинга" в таких случаях имеет свои собственные исключительные права и обязанности, которые ревниво выполнялись в старые дни и не забыты до сих пор.

Такое же важное церемониальное значение имеет в жизни островитян татуировка. Обычай наносить на тело различные изображения пошел с верования, что дух-привратник Неи-Карамакуна, охраняющий благословенные земли, куда человек должен попасть после смерти, определяет человека по его красоте. Если он видит красиво выполненную татуировку, он клюет её, и человек получает пропуск в загробную жизнь. Если же он не находит ничего красивого, то выклевывает глаза, поэтому дух умершего идет далее слепым и никогда не найдет врат в лучший мир. Поэтому схемы и обряды татуажа на островах очень сложны и запутаны, а каждый рисунок обладает своим смыслом, доступным лишь посвященным.

Нормы, касающиеся формы одежды, здесь очень свободные. Островитяне до сих пор ходят практически везде в шортах и майках, лишь на торжественные мероприятия наряжаясь согласно местному этикету. Рубашка с коротким рукавом и легкие брюки будут уместны для туриста в подавляющем большинстве случаев.

Кирибати: Отдых и курорты

История заселения островов, которые сейчас входят в состав Кирибати, является одной из самых больших загадок в развитии современной цивилизации. Предположительно, первыми жителями островов были австралоидные племена, заселившие эту территорию более 2500 лет назад. Однако в XIV столетии нашей эры на острова Гилберта вторглись тонганцы и фиджийцы, и, судя по всему, не застали здесь никаких аборигенных племен. Многочисленные смешанные браки между этими этническими группами и довольно нередкие близкородственные связи привели к тому, что к XIX веку население островов стало достаточно однородным.

Первым островом группы, попавшим в поле зрения европейцев, стал Бутаритари, открытый испанским мореплавателем Педро Фернандесом де Киро в 1606 г и названый им Буэно-Вьеха. Он же открывает Макин и, предположительно, Беру (1606 г), и с тех пор европейские суда стали нередкими гостями в водах современного Кирибати. Известный русский гидрограф И. Ф. Крузенштерн наносит на кару последние из островов Гилберта и Лайн. К середине XIX века британские и американские китобойные суда стали самыми частыми посетителями этих вод. В это же время на островах появляются христианские миссионеры, строящие церкви и "спасающие души дикарей от их непотребного образа жизни"... В 1892 г Великобритания объявляет группу островов Гилберта британским протекторатом, и в 1896 г основывает островную администрацию на Тараве. В 1900 г на Банабе (Ошен) обнаруживают фосфаты, и к началу 1916 года британцы полностью подчиняют острова Гильберта и Эллис (сейчас Тувалу). Архипелаг Феникс, два острова из которого управлялись совместно с США, присоединился к протекторату в 1937 г. Другие острова Кирибати варварски эксплуатировались иностранными компаниями как фосфатные месторождения, но они в конечном счете вошли в состав владения.

С началом войны на Тихом океане, в 1941 году, Кирибати было неизбежно втянуто в боевые действия. Японцы бомбили Банабу, Тараву и Бутаритари вскоре после нападения на Пёрл-Харбор, многие острова были захвачены экспедиционным корпусом Страны Восходящего Солнца, но к ноябрю 1943 г американская морская пехота освободила большинство из них. Но на этом страдания островитян не закончились - в 1957 и 1962 гг. британцы выбирают атолл Киритимати в качестве полигона для испытания ядерного оружия. И лишь в 1963 году островитянам предоставили "консультативную" роль в их собственном правительстве. 12 июля 1979 года, после продолжительной борьбы, Кирибати получила полную независимость, а два месяца спустя США отказались от всех своих требований на острова Лайн и Феникс.

В 1975 году жители Банабы, почти полностью уничтоженной горнодобывающей промышленностью, начали судебное разбирательство в британском Высшем Суде по делу о за компенсации ущерба их родине, и в итоге выиграли дело, отсудив всего $9,04 млн. фунтов стерлингов и получив несколько мест в парламенте Кирибати.

В итоге страна обрела наконец возможность решать свои дела сама, но осталась привязанной к международным грантам и субсидиям. Ввиду своей крайней изолированности от цивилизации, острова живут всё той же неторопливой жизнью, что и сотни лет назад. Это настоящий "затерянный мир", где нет телевидения, главным развлечение являются песни и танцы, пропитание, как и сотни лет назад, дает океан, а единственная радиостанция работает от случая к случаю.

Национальные праздники

1 января - Новый год.
март-апрель - Пасха и Страстная Пятница.
18 апреля - День здоровья.
12 июля - День независимости.
4-7 августа - День молодежи.
25-26 декабря - Рождество.

Фестивали и праздники в Кирибати

На территории Кирибати отмечают весь обычный набор христианских праздников, сопровождая их традиционными песнопениями и танцами. Также в традиционный набор фестивалей входят День Евангелия (День церквей, 11 июля), День прав человека (11 декабря) и День подарков (26 декабря, все - выходные дни). День независимости сопровождается красочными парадами, состязаниями по футболу, волейболу, марафону, теннису, баскетболу и непременными гонками на каноэ.